Сегодня: November 19 2018
Russisch Englisch griechisch lettisch Französisch Deutsch Chinesisch (vereinfacht) Arabic hebräisch

Alles, was Sie über Zypern auf unserer Website wissen möchten Cyplive.com
die informativste Quelle über Zypern in runet
Krieg in Syrien wartet auf "heißen Sommer"

Krieg in Syrien wartet auf "heißen Sommer"

13 2018 Juni LJ cover – Войну в Сирии ждет «горячее лето»
Stichworte: Syrien, Krieg im Nahen Osten, Armee, Militante, Türkei, Kurden, Naher Osten, Analytik

Syrien erhält einen "heißen Sommer" - eine Zeit wichtiger militärischer Operationen, die mehrere gordische Knoten schneiden sollen. Vorläufige Ergebnisse der Kampagne inspirieren Optimismus, Amerikaner und Kurden in solchen Bedingungen werden nicht beneidet, aber die Opfer von Damaskus sind auch unvermeidlich: die Kräfte von Bashar Assad riskieren in sehr unangenehme Überraschungen zu geraten.

Relative Ruhe, steady in Syrien vor kurzem, wird jeden kleinen Schritt Dschihadisten in schwerer Folge, die anschließend gesprengt wurde, „eine größere Offensive“. In Wirklichkeit geschieht nichts Schreckliches: Vor dem bereits angekündigten "heißen Sommer" findet eine Umgruppierung von Kräften statt, parallel werden die Ergebnisse der Ereignisse von Winter und Frühling analysiert.

Эти итоги воодушевляют. Задачи, которые в середине зимы озвучил глава Генштаба РФ генерал Валерий Герасимов, успешно решены.

Полностью освобождены столица, ее ближайшие пригороды и дорога Дамаск – Хомс – Хама. Восстановлена целостность центральных районов. Ликвидированы многочисленные мелкие анклавы джихадистов по всей стране, прежде отвлекавшие на себя внимание и сковывавшие действия значительных сил, включая иранские. Несколько ранее крупных и влиятельных группировок (например, «Джейш аль-Ислам» и «Файлак ар-Рахман») понесли настолько существенные потери, что утратили прежнее значение и вряд ли будут принимать участие в дальнейшем обустройстве Сирии. К аналогичной развязке идет и история пресловутой «Джебхат ан-Нусры», просто ее потенциал был несколько больше.

Der Krieg endete jedoch nicht dort, und die Aufgaben für die neue Saison müssen unterwegs formuliert werden.

Турция уже пообещала «горячее лето» всем вокруг нее и недвусмысленно сообщила курдам, что готова занять вообще все города в приграничной зоне, если отряды курдской самообороны продолжат активные боевые действия. Неожиданно резкое давление на них оказал и Дамаск, пригрозив вернуть себе силой все земли, которые курды присвоили в ходе наступления в 2017 году. Как результат, некоторые влиятельные курдские командиры согласились на переговоры с Башаром Асадом, не упоминая более о «республике Рожава» и о других своих попытках создать новое чисто курдское образование с претензией на автономию.

Von den Igil-Militanten sind nur noch wenige kleine Enklaven übrig, deren Zerstörung eine Frage der Zeit ist. Es ist viel unangenehmer, dass ihre Taktik noch am Leben ist. Die größte Konzentration von Dschihadisten befindet sich jetzt in der Wüste zwischen Mayadin und der Basis von T-2 sowie an der Grenze zum Irak in der Nähe von Abu Kamal und Al-Qa'im. Die Regierungstruppen haben weder die Kraft noch die Mittel, die Wüste zu räumen und diese Banden physisch zu zerstören, mittlerweile ist es äußerst notwendig. In der Wüste kann sich der Kampf jahrelang hinziehen, und es gibt anschauliche Beispiele für Länder, die militärisch und wirtschaftlich viel stärker sind als Syrien, das seit Jahrzehnten nichts gegen solche "Deserteure" ausrichten kann.

Наиболее характерный пример – Египет, который неубедительно возится с ИГИЛ в Синайской пустыне, обладая притом колоссальным перевесом. В сирийском случае ситуация осложняется еще и тем, что остатки джихадистов воюют разом со всеми, не удерживая при этом фронт, так что банда, которая ранее воевала против курдов и американцев на другом берегу Евфрата, запросто может оказаться в тылу правительственных войск в районе Дейр-эз-Зора. В то же время «рейды по глубоким тылам» отвлекают значительные силы, которые приходится перебрасывать из центра страны в пустыню, но к моменту их приезда в пустыне уже никого нет. Это плохо сказывается на информационном фоне – на каждый рейд не наздравствуешься.

Зато вопрос с Дераа практически решен. Перегруппировка правительственных частей в этом районе в целом завершена еще во второй половине мая. Остаются технические детали чисто политического и дипломатического толка, и летом можно ожидать спокойного проведения операции по освобождению всей провинции вплоть до Голанских высот. Боевики готовы идти на сотрудничество – с ними ведется серьезная пропагандистская работа с целью предотвратить бессмысленное кровопролитие.

При этом Россия будет уклоняться от прямого участия в возможных ирано-израильских трениях, настаивая на территориальной целостности Сирии. Недопущение шиитских сил на Голаны уже сейчас воспринимается в США как «большая победа Запада». Трамп даже в Сингапуре подчеркнул, что «Иран прекратил свое продвижение к Средиземному морю», и традиционно подал это как успех политики санкций. Но бог с ним, с Трампом – его трактовки реальности в этом контексте уже несущественны, а Европа сейчас в принципе подзабыла, где находится Сирия.

Наиболее запутанная ситуация в Идлибе: «заповедник гоблинов» вобрал в себя слишком много разномастных боевиков, что, впрочем, не привело к усилению их военной составляющей. В эту провинцию перебрались представители настолько разных группировок, что было просто невозможно представить их мирное сожительство на столь небольшой территории без постоянного притока ресурсов и подкреплений. В теории за все за это должна отвечать Турция, но собственных сил ей не хватает, и, например, против «ан-Нусры» турки своими руками не воюют, подкармливая для этих целей другую группировку – «Ахрар аш-Шам», которая терпеть не может конкурентов. Это тоже может длиться годами, тем более что никаких попыток срезать «латаминский выступ» со стороны Дамаска пока не видно – фронт стабилизировался, анклавы уничтожены, национально-религиозная чересполосица ликвидирована путем прямого обмена населения целых сел.

Am wahrscheinlichsten wird um Idlib hauptsächlich politische Spiele fortsetzen. Wenn jedoch die Situation in Deraa und im Golan zugunsten von Damaskus und mit den Interessen Israels gelöst wird, wird versucht, diese Erfahrung nach Idlib zu übertragen. Nur in ähnlichen Sinn und Umständen zu verhandeln ist die Verhandlung mit Ankara um eine Größenordnung komplizierter als mit Tel Aviv. Dass es auf der Nase krank ist, sind kombinierte Parlaments- und Präsidentschaftswahlen, deren Ergebnis weitgehend programmiert ist, aber immer noch in der Lage ist, die Ausrichtung der Kräfte zu beeinflussen.

Главной проблемой в такой ситуации выглядит регион вокруг Ат-Танфа. Пентагон уперся и не желает распускать группировки джихадистов, которые пригрел вокруг своей базы. Возможно, они теперь вообще не могут с ними сладить, а потому никак не реагируют на бесконечные рейды через пустыню. Это весьма раздражает, но обнести Ат-Танф стеной или рвом не получится (Марокко в Западной Сахаре пробовала – не вышло). Ситуация там напоминает проблему с бандами ИГИЛ на иракской границе, только тех боевиков американцы не кормят с ложечки и не снабжают расходными материалами.

Jetzt sind die Amerikaner in der Region eindeutig nicht stark genug.

В последние недели они перебросили часть своих подразделений из Ат-Танфа в Хасеке и Аш-Шаддади, но все равно войной на их базу никто не пойдет, и США продолжают торговать Ат-Танфом и курдами в своих схемах с Россией и Турцией, в которых почти наверняка запутаются.

Курды уже сейчас оказались в западне. Если год назад они пребывали в эйфории и строили планы на создание какой-нибудь государственности при поддержке США, то теперь бежать им просто некуда: Дамаск будет неуклонно возвращать под свой контроль захваченные территории (при необходимости, как было сказано выше, силовым путем). Партизанская война против турок рискует стать вечной, но после выборов Анкара почти наверняка предъявит претензии на контроль за еще большей территорией с курдским населением, включая часть Ирака, то есть расширение «зоны безопасности», которая и так уже вышла за пределы пограничной зоны. При этом поведение турок в Курдистане граничит с варварством, чего стоил один только «день мародера» после захвата Африна. Но Анкара и не стремится к улучшению своего имиджа в среде курдов. Ее бы воля – курдов бы выселили за пределы земного шара, но в текущей ситуации все-таки приходится договариваться с США, Россией и Францией.

Американцы все более склонны оставить даже Манбидж, но пока что цепляются за Хасеке. Курдам это объясняют «отсутствием выбора», что автоматически подталкивает курдские группировки к контактам с Дамаском, который дает хоть какие-то гарантии автономии. Но скоро и этих гарантий не будет, если курды продолжат «мудро думать» и показательно вздыхать над своей тяжелой судьбой. Жизнь вообще несправедлива, а когда пытаешься ухватить американскую жар-птицу за какое-нибудь чувствительное место, становится вовсе невыносимой, поскольку жар-птица клюется и склонна к обману.

Таким образом до конца календарного года война не закончится, но контуры будущего мира видны уже сейчас. Многослойность сирийского конфликта и склонность некоторых действующих сил и внешних участников к провокациям и излишне эмоциональным ходам, конечно, оптимизма не добавляет. Но если все будет идти, как идет сейчас, уже в 2019 году можно будет ожидать почти полного прекращения активных боевых действий по всей территории САР с некоторыми поправками на ветер.

Eugene Krutikov
LOOK
GTranslate Your license is inactive or expired, please subscribe again!